Анонимные алкоголики 728*90 - 2 

ГлавнаяРеабилитация памятью...

Реабилитация памятью...

8 ноября 2009 -
О книгах А.Е. Новоселова восторженно отзывался М. Горький, а писатель Ф. Березовский заявлял в 1922 году: "Новоселов был столь крупной фигурой, что будущий историк сибирской литературы и общественного движения Сибири не может обойти его имя". Но прошло время, и писатель почти забыт по "идеологическим соображениям". Его произведения издаются крайне редко. В Усть-Каменогорске отдельных изданий А.Е. Новоселова нет ни в одной крупной библиотеке. Большим везением оказалось найти его книгу "Беловодье" (издана в 1981 году в Новосибирске) в личной библиотеке писателя С.Е. Черныха. Было ана логичное издание в Алма-Ате, несколько его работ публиковал журнал "Простор". О нем писал неутомимый С.Е. Черных, не забыв о 90-летии писателя в 1974 году... Есть статья о А.Е. Новоселове в двухтомнике "Очерки русской литературы Сибири". Вот, пожалуй, и все, что сделали потомки для этого писателя. Однако, знать о писателях такого дарования и такой духовной силы необходимо в наши дни, когда безверие и цинизм становятся нормой жизни. Кто же он, писатель А.Е. Новоселов, расстрелянный в 1918 году? Он родился в 1884 году в поселке Железинском Павлодарского уезда Семипалатинской области в семье казачьего офицера. А. Новоселов окончил пансион казачьего войска, после чего как способный ученик был отправлен в Омский кадетский корпус, который в свое время закончили Г.Н. Потанин и Ч. Валиханов. Однако, не доучившись, а вернее не сдав выпускных экзаменов, ушел из 7-го класса, а ведь он был отличником, лучшим учеником. Почему он так поступил? Ответ на этот вопрос пришел с его родины. Дина Ефремовна Пашковская, бывшая учительница, собравшая богатейший материал о семье и детстве писателя, пишет, что не могли Саше простить его первенства другие кадеты из более состоятельных и знатных семей. Относились к нему с пренебрежением, называя крестьянской брюшиной. Да и характер у молодого А. Новоселова был непокладистым. Поэтому у него хватило силы воли противостоять уговорам родных и директора корпуса генерала Андреева и настоять на своем решении не сдавать выпускных экзаменов. Почти два года после этого прожил в родном поселке, много читал, охотился, увлекся философией, подготовился к сдаче экстерном экзаменов на звание учителя. Сдав экзамены, начал преподавать в поселке Надеждинский, недалеко от Петропавловска, а затем в Омском пансионе казачьего войска, где работал до 1917 года. В Омске Новоселов сформировался как писатель и как ученый-этнограф. Он часто путешествовал по Алтаю и Казахстану, стал действительным членом Западно-Сибирского отдела русского географического общества. В эти годы он собирал этнографический материал, сделал массу фотографий, записал русский и казахский фольклор. Собственно литературную деятельность А. Новоселов, под псевдонимом А. Невесов, начал с 19-летнего возраста. Один из первых его рассказов "Катька" опубликован в газете "Степной край" за 1903 год (№ 99). Затем он неоднократно выступал с небольшими статьями и зарисовками в семипалатинских газетах. С 1909 по 1915 год Новоселов постоянно сотрудничает с газетой "Омский вестник", журналом "Думы" (Омск), газетой "Жизнь Алтая" (Барнаул). Этнографические очерки образуют циклы: "Степные картинки", "Алтайские этюды", "Дорожный кинемо". Известны и рассказы писателя - "Легкая жизнь", "Санькин марал", "На пасеке", "Экзамен", "Подсидел", "Смерть Атбая", " Прекрасная Гуяльдзира", "Сто рублей", "У архиерея" и другие. Талант писателя заметил A.M. Горький и ряд его произведений опубликовал в своем журнале "Летопись". В их числе и лучшее произведение писателя - повесть "Беловодье", написанная на материале этнографических экспедиций 1912-1914 годов по старообрядческим селам Восточного Казахстана. Главный герой повести Панфил всю жизнь собирал старообрядцев и водил искать святое Беловодье, помня наказ своего отца: "Беловодье оно от всех стран отличительно ... Вдоволь там воды, вдоволь черной земли и леса, и зверя, и птицы, и злаков всяких, и овощу... Трудись только во славу божию, как прародитель наш Адам трудился...". Миф о Беловодье был очень распространен в старообрядческой среде. О попытках крестьян отыскать эту загадочную страну писал Н.М. Ядринцев: "Нет-нет да и начнется попытка отыскать заветное Беловодье. Попадали русские крестьяне в бухтарминские и китайские города и были оттуда возвращаемы, бывали на озере Куку-норе, все отыскивая свое Беловодье. А есть ли такое Беловодье - Бог весть. Тихо тянутся до последнего времени обозы переселенцев или новоселов, таинственно, скромно пробираются они мимо больших дорог в глубь Алтая, где встречает их и приковывает этот миф о какой-то мифической стране, и они плетутся все вдаль да вдаль...". Изучая быт и культуру старообрядцев, А. Новоселов интересовался многим: природой, нравами, обычаями, фольклором, костюмом, который сохранил особенности допетровского времени. В очерке "Умирающая старина. По этнографии алтайских старообрядцев" он приводит подробное описание женского старообрядческого костюма: "Раньше, как мужчины, так и женщины, носили белые холщовые рубахи. Праздничные рубахи живописно вышивались цветными нитками, нередко шелком, и даже бисером. Сарафаны шились из китайской дабы или шелка. Головной убор женщины состоял из шемшуры и кички, а девушки повязывали голову свернутой жгутом цветной шалью, причем темя оставалось, открытым. Женский костюм, кроме того, декорировался массой всевозможных украшений из цветного бисера - "гайтаны, "ряски", "кисточки", "подзатыльники" и т.п., - да и не только женский: "гайтаны", например, не так давно являлись необходимым атрибутом праздничного костюма мужчины". Посетив молельный дом "федосеевцев" в Мало-Убинке, А.Е. Новоселов записывает в своем дорожном дневнике: "Своеобразное впечатление осталось у меня от вечерней службы, кажется, попал в катакомбы первых христиан. Шли века, разливалась жизнь, один народ вставал на место другого, а тут каким-то волшебством все осталось в полной неприкосновенности". Поднимаясь вверх по живописной долине Убы, А.Е. Новоселов отметит невиданную красоту этих мест: "Я в первый раз в жизни наблюдал такую флору и ехал, как в сказке". По его мнению, существует необыкновенная гармония между природой и живущими здесь людьми. "Удивительной, стихийной силой веет от этих людей, нашедших, наконец, самую строгую веру. И как это гармонирует с сурово- величественной природой Убы: дикий неприступный камень, девственный дремучий лес, и эти аскеты, в XX веке свившие орлиное гнездо среди "царства антихриста", умеющие сочетать и любовь и ненависть к духовному врагу!" Добирается писатель-исследователь и до женского поморского скита на Убе, где "...монахини ведут отшельнический образ жизни, едят только растительную пищу и считают скотоводство тяжким грехом. Лекарств разумеется не принимают - лечатся одними молитвами". В очерке "У старообрядцев Алтая" А.Е. Новоселов описывает скромное убранство келей онахинь, обставленные только столами и скамьями. Но в каждой из них много икон. Храм обители напомнил ему скромную деревянную церковь, какие обычно строят в сибирских деревнях, но зато в ней богатое убранство, много икон; а налево от входа - небольшая келейка, представляющая тот же храм в миниатюре и предназначенная для тех, "...кому более по душе беседы с богом наедине". Святость этого места поддерживалась неугасимым огнем лампады перед запрестольной иконой. Огонь был вывезен из какой-то русской святыни и горел в молельне уже много лет. Летом в монастырь приходили паломники со всей Убы. Старообрядцы видели жизнь монахинь, полную трудов и самоотречения, восхищаясь строгостью монастырского режима. Однако А. Новоселов пишет, что "узда - религия" держит "дуб-народ" не только в строгости, но и ограничивает староверов в духовных исканиях. Впечатление о монастырской жизни А.Е. Новоселова станут основой повести "Мирская". Ее героиня, молодая служительница женского монастыря Аннушка, будет сомневаться в устоявшейся в веках, размеренной жизни и начнет искать "новую правду". Аннушка окажется перед выбором: постричься в монахини и остаться в монастыре или уйти вслед за полюбившимся ей Василием на порожистую, пенную Убу и прожить жизнь мирскую. Повесть А.Е. Новоселова "Мирская" впервые была опубликована в журнале "Сибирский рассвет" за 1919 год. Это было время, когда пучина революции захлестнула жизнь огромной страны, не пощадив автора повести, публикация которой была уже посмертной. Неактуально в эти годы звучал и открытый финал повести. Прожить жизнь, разделяя судьбу невест Христовых, было уже невозможно, так как монастыри доживали последние дни. Лучшие произведения А.Е. Новоселова были высоко оценены писателями-современниками. Сибирский писатель В.И. Анучин в письме к Г.Н. Потанину писал о А.Е. Новоселове, что он "блеснет звездой первой величины на нашем небосклоне, если... если его целиком не поглотит революция". Это предсказание сбылось. В июне 1917 года Новоселов вступает в партию эсеров, в декабре того же года становится министром Сибирской областной думы. В ночь на 21 сентября 1918 года писатель был арестован по распоряжению начальника Омского гарнизона, а 23 сентября убит якобы при попытке к бегству.
 
А.Царегородцева
 
Страницы: 1 2 3 > >>
Рейтинг: 0 Голосов: 0 7983 просмотра

 

все алкоголики бросают пить... некоторые при жизни