Анонимные алкоголики 728*90 

ГлавнаяИз опыта хозяйственного освоения Южного Алтая в ХVIII-ХIХ вв.

Из опыта хозяйственного освоения Южного Алтая в ХVIII-ХIХ вв.

3 апреля 2009 -

Южный Алтай - это обширный и очень интересный регион Западной Сибири. Здесь всегда существовали все условия для создания земельно-лесного, скотоводческого и горнопромышленного хозяйства. Край располагает богатейшими природными ресурсами: залежами полезных ископаемых, водными и лесными богатствами, разнообразным животным и растительным миром. Огромную ценность представляют кедровые, пихтовые и лиственничные леса и уникальные лекарственные и ягодные растения.
Первые попытки сибирской администрации закрепиться в Алтайских горах относятся к XVII в. Уже в это время край посещали казаки, охотники, рудоискатели. Постепенно круг знаний об Алтайских горах расширялся. От казаков, зверопромышленников, рудознатцев становилось известно о природе и климате края, местах, пригодных для земледелия.
Промышленное освоение сначала предпринимателями Демидовыми, а затем Кабинетом алтайских предгорий в значительной степени расширило возможности для русского проникновения в горный район. С последующим вхождением Горного и части Южного Алтая в состав России в середине XVIII в. здесь стали появляться первые русские поселенцы.
В заселении и хозяйственном освоении Южного Алтая можно выделить две формы: правительственную и народную. Правительственное освоение осуществлялось через основание на новых территориях горных предприятий с припиской к ним населения, разведки полезных ископаемых и создания линий казачьих укреплений. Так, по 98 императорскому указу 1747 г. для защиты рудников и заводов предусматривалось создание целой линии укреплений по Убе, Катуни, Аную. В 1745 г. правительственная комиссия бригадира А. Беэра, выяснявшая сведения о наличии драгоценных и цветных металлов, организовала первые широкомасштабные поиски полезных ископаемых на территории Алтая, в том числе и в горах.
Экспедиция П. Шелегина исследовала окрестности Телецкого озера, но ничего заслуживающего внимания не обнаружила. Бассейн южно-алтайской реки Бухтармы разведывала партия опытного рудоискателя И. Чупоршнева. Здесь, по словам переводчика и открывателя Чагирского месторождения М. Такутьева, находилась «гора немалая» и чудские копи. Поиски оказались удачными, партия Чупоршнева действительно обнаружила богатое медное месторождение. В последующие десятилетия по Бухтарме и ее притокам был открыт целый ряд полиметаллических месторождений.
Освоение горных богатств алтайского региона после передачи демидовских предприятий в собственность императорского Кабинета, а также присоединение Горного Алтая к России потребовали проведения более тщательных и обстоятельных работ в этой части округа. В юго-западном районе Алтая работали специальные партии, в состав которых входили опытные геодезисты. В результате деятельности экспедиций 50-60-х гг. XVIII в. было составлено несколько карт этой части округа. Хозяйственному освоению Кабинетом горной местности мешала ее необжитость. Для закрепления русского влияния в Южном Алтае правительство попыталось заселить русским населением этот край. Так, в 1760 г. был издан правительственный указ о заселении значительной части Алтая от Усть-Каменогорской крепости по Бухтарме до Телецкого озера.
Предполагалось строительство единой линии укреплений, которая связала бы Южный Алтай с Телецким озером и расселении на этой обширной территории 2 тыс. крестьян Архангелогородской, Устюжской и Вятской провинций. Для изыскания мест, пригодных для хлебопашества и строительства крепостей, администрация Колывано-Воскресенских заводов отправила в горы две разведывательные экспедиции. Одна из них исследовала Бухтарминский край, где наметила несколько мест под населенные пункты и крепости. На следующий год по указу 12 января 1761 г. в горы вновь были отправлены поисковые отряды для разведки полезных ископаемых.
В Бухтарминском крае работала рудоискательская экспедиция под управлением генерал-майора Н. Петрулина и горного офицера И. Денисова. Две партии провели изыскания на территории Горного Алтая. В целом, 99 исследованию подверглась большая территория от Бухтармы до восточной части Горного Алтая. Рудоискатели на картах отметили пригодные места под крепости и новые горные заводы. Хотя результаты горно-поисковых работ оказались мало обнадеживающими, тем не менее значение экспедиций 1760 г. и 1761 г. было исключительно велико. Исследователями и рудоискателями был собран большой геологический, географический материал, на основании которого были уточнены картография и гидрография края. К тому же экспедиции подыскали несколько мест, пригодных для строительства новых металлургических заводов и крепостей. Но в связи с большой удаленностью этих мест от уже освоенных регионов края и при отсутствии каких-либо путей сообщения Кабинет не смог осуществить предложения о строительстве новых горных предприятий на юге округа. Таким образом, все правительственные попытки заселения Южного Алтая в XVIII в. оказались неудачными. Никто не пожелал селиться в глухих труднодоступных местах, к тому же обезлюдевших после китайско-джунгарской войны.
Проект создания крепостей по линии от Бухтармы до берегов Телецкого озера так и не был выполнен. Русское население по верхнему течению Иртыша было настолько редким, что в 1796 г. вышло новое правительственное постановление о русской колонизации местности от Усть-Каменогорской крепости до Бухтармы. Из правительственной программы заселения русским населением Южного Алтая единственное, что удалось реализовать, так это расселить в 60-е гг. XVIII в. ссыльных староверов, вывезенных из Польши.
Они были поселены по западным склонам Алтайских гор. Впоследствии, освоившись на новых местах, старообрядцы-«поляки» приняли участие в заселении Бухтарминского края. Определенную роль в освоении горной части Алтая сыграла основанная в конце XVIII в. камнерезная промышленность. Каменотесы, работавшие на коргонских каменоломнях, стали одним из источников формирования русского населения Алтайских гор. Одним из важных направлений государственной политики в новом горнорудном районе страны стало поисковое дело.
С переходом Алтая в ведомство Кабинета здесь начались планомерные поиски и разведочные работы по открытию месторождений серебра, меди, золота, железа, свинца, поделочных камней, минералов и других полезных ископаемых. По мере расширения географии поискового дела на территории округа усиливался интерес Кабинета к его горной части, где 100 по предположениям российских геологов должны были таиться значительные рудные богатства.
Из всех горно-поисковых экспедиций, работавших во второй половине XVIII в. на территории Южного Алтая и прилегающих к нему регионов, наиболее удачными оказались результаты поисковой партии Ф. Риддера 1786 г. Последний открыл богатое месторождение полиметаллических руд, которое было названо в его честь Риддерским.
Кроме того, он по Убе, Ульбе, притокам Бухтармы и другим рекам Южного Алтая обнаружил значительные запасы каменноцветного сырья. В результате целенаправленных поисков различных полезных ископаемых в 1791 г. было открыто Зыряновское месторождение полиметаллических руд, названное по имени его первооткрывателя. Зыряновский рудник был вторым по экономическому значению после Змеиногорского в первой половине XIX в. После 1861 г. он являлся основным рудником Алтайского округа.
В ХУШ-Х1Х вв. на территории Южного Алтая русскими геологами было открыто много месторождений полезных ископаемых, из которых большинство заслуживало промышленной разработки. Всего к концу XIX в. было известно о 136 различных месторождениях, из которых 113 были полиметаллическими. Кроме того, здесь имелись месторождения известняка и битуминозные проявления. Еще в конце XVIII в. в горных ущельях и долинах были открыты месторождения горного хрусталя, минералов, залежи бурого угля. Но полезные ископаемые края за исключением Зыряновского и некоторых медных месторождений не разрабатывались ни Кабинетом, ни местным населением. Кабинет в конце XIX в. отказался от горнопромышленного освоения Алтайского округа.
Горные богатства Алтая стали объектом внимания со стороны отечественных и иностранных предпринимателей, которые получали право промышленной разработки полезных ископаемых на концессионных началах. Другой фактор хозяйственного освоения Южного Алтая был связан с заселением его территории с 20-х гг. XVIII в. беглым, в основном старообрядческим, населением. Беглецы, пробиравшиеся в верховья Бухтармы, искали здесь потаенные места, в которых можно было бы укрыться. Обилие зверей, дичи, рыбы - все это делало труднодоступный край притягательным местом. Несмотря на то, что освоение суровой природы требовало от староверов максимального напряжения физических и духовных сил, горные долины по притокам верхней Бухтармы быстро покрылись промысловыми избушками, пашнями, небольшими мельницами.
Незначительная часть раскольников осваивала 101 верхнекатунские ущелья.
Со временем в верховьях Бухтармы и в других местах скопилось несколько сот беглецов. В общей сложности к концу XVIII в. ими было основано в южно-алтайских горах около 30 поселений. По императорскому указу 1791 г. староверы вместе с освоенными ими землями вернулись в российское подданство.
Южно-алтайские старообрядцы стали надежными точками опоры российской государственности в этом пограничном с Китаем крае. Благодаря именно старообрядческому присутствию российское правительство могло вносить коррективы в вопросы уточнения границы с Китаем, добиваясь важных территориальных уступок. Все территориальные уступки Китая России в XVIII и XIX вв. явились непосредственным результатом заселения и хозяйственного освоения староверами этого региона. Раскольничий фактор сыграл определенную роль в деле отстаивания торговых интересов страны в этом пограничном с Китаем крае.
В горах Южного Алтая старообрядцы создали новый хозяйственно-культурный тип, во многом обусловленный своеобразием местной природы и климата. Уже при первоначальном освоении горного края в XVIII в. их хозяйственная деятельность носила промыслово-земледельческий характер. В ХГХ в. жители горных деревень основали комплексное хозяйство, включающее традиционные занятия: земледелие, скотоводство, а также промыслы, имевшие ярко выраженный торговый характер.
Значительное место в жизни южно-алтайских раскольников занимал охотничий промысел. На это неоднократно указывали ученые и путешественники, посетившие юго-западную часть Алтайского округа. Охотились староверы круглый год. Зимой их охотничьи артели уходили в верховья Катуни и Бухтармы. Они промышляли соболя, лисиц, волков, медведей и других зверей. Были отработаны особые методы и способы добычи каждого из них. Например, чтобы не портить дорогой мех, соболя добывали специальными ловушками и лишь в крайнем случае били из ружья. Добытую пушнину сбывали по разным каналам в прииртышские и приобские села, кочевникам, китайцам и т.д. Охота оставалась любимым занятием староверов вплоть до 1917 г.
Но уже в первой четверти XIX в. основой хозяйственной жизни старообрядческого населения стало земледелие, особенно процветавшее в плодородной, с мягким климатом Бухтарминской долине. Бухтарминские крестьяне выращивали даже бахчевые культуры: арбузы и дыни. Жители более сурового Уймонского края со временем вывели морозоустойчивые сорта зерновых культур и приспособились к при- 102 родным ритмам высокогорья. Основной земледельческой системой местного старообрядческого населения была переложная.
Прекрасно зная почвы, крестьяне бережно относились к сохранению плодородия земли. Одним из условий этого была пахота на небольшую глубину, которая не причиняла вреда плодородному слою. Недостаток влаги в некоторых местах устранялся искусственным орошением, к которому прибегали, например крестьяне-раскольники Катандинской долины. В результате старообрядцы получали неплохие урожаи зерновых, обеспечивая хлебом себя и поставляя излишек на рынок.
Прекрасные пастбища Южного Алтая стимулировали развитие животноводства. В старообрядческом хозяйстве основным был крупный рабочий и рогатый скот. Быков и телят выращивали на продажу. Их через скупщиков сбывали на золотые прииски Кузнецкого края и Восточной Сибири. Торговля скотом староверам приносила немалые доходы. Достаточно активно раскольники занимались переработкой молока, а получаемое масло тоже шло на продажу.
Наиболее ценной и рентабельной отраслью старообрядческого хозяйства явилось мараловодство. С момента возникновения оно носило товарный характер. Обработанные маральи рога-панты находили широкий спрос в Китае. Южно-алтайские мараловоды-предприниматели получали большую прибыль. В конце XIX в. на китайский рынок вывозилось ежегодно до 150 пуд. сухих пантов на сумму до 50 тыс. руб.
Другим важным промыслом в хозяйственной жизни староверов было горное пчеловодство. Начало ему положили казаки Усть-Каменогорской линии и раскольники- «поляки» в последней трети XVIII в. Впоследствии пчеловодство распространилось по всей территории округа.
В XIX в. в Южном Алтае насчитывалось значительное число пасек. Основная их масса сосредоточивалась в Бухтарминской долине. Отдельные хозяева держали на альпийских лугах Бухтарминского округа до 1000 колодок, более холодного Уймонского - до 300 колодок пчел. Медовая продукция южно-алтайских пчеловодов расходилась по всей Западной Сибири. Таким образом, старообрядцы в досоветское время создали прочный экономический базис своего существования.
Высокая трудовая активность старообрядческого населения в сочетании с богатыми природными ресурсами обеспечили раскольникам безбедное существование, высокий уровень и качество жизни. Недаром дореволюционные исследователи высоко оценивали экономический потенциал горных деревень Южного Алтая. Так, для В.В. Сапожникова все раскольничьи поселения с пашенным земледелием, маральниками, горными пасеками, сенокосами, лесными и охотничьими угодьями были цветущими оазисами среди суровой природы. Во второй половине XIX в. в связи с быстрым социально-экономическим развитием страны в экономической и социальной структуре Алтайского горного округа произошли коренные изменения. Они были обусловлены в первую очередь массовым притоком переселенцев из европейских губерний и значительным перемещением населения внутри округа. Как правило, переселенцы стремились закрепиться на богатых кабинетских землях Западной Сибири, где можно было заняться земледелием, скотоводством и другими видами хозяйственной деятельности.
В Бухтарминском и Уймонском крае к тому же существовали прекрасные условия для развития здесь пчеловодства, мараловодства и отгонного скотоводства в широких масштабах. Поэтому богатые южно- алтайские старообрядческие села и заимки во второй половине XIX в. стали центром притяжения для многих переселенцев. Начавшееся переселенческое движение потребовало законодательного оформления этого процесса. Правила переселения на территорию Алтая были утверждены комитетом министров 30 июля 1865 г. Почти сразу же в год издания закона в горах Южного Алтая появились первые русские переселенческие поселки.
По сведениям сибирского губернского чиновника И.Ф. Бабкова, руководившего работами по постановке пограничных знаков между Россией и Китаем в горах Южного Алтая, последним пунктом русского освоения Алтайских гор с южной стороны была деревня Черневая. Последняя была основана в 1865 г. выходцами из Пермской губ. По данным И.Ф. Бабкова, население деревни составило 60 чел., включая женщин и детей. Место, выбранное крестьянами для поселения, было богато лесом, пахотной землей, сенокосами, альпийскими лугами, Здесь крестьяне с большим успехом выращивали различные овощи, в том числе арбузы и дыни.
Помимо деревни Черновой в горах Южного Алтая возникли другие достаточно крупные поселения, как село Медведка, деревня Таловка. Русское заселение южно-алтайских гор в 70-х гг. достигло горного хребта Чиндогатая. Потоки переселенческого движения во второй половине XIX в., огибая Горный Алтай, направлялись в Южный Алтай по рекам Убе, Бухтарме. Таким же путем происходило расширение казачьих поселений.
Почти незамедлительно после уточнения и проведения русско-китайской границы в Южном Алтае согласно договору 1868 г., по которому вся долина верхней Бухтармы отошла к России и вошла в состав кабинетских земель Алтайского горного округа, началось освоение казаками этой территории. Уже в 1871 г. здесь возникла крупная казачья станица Алтайская. Неподалеку от нее находился казачий пикет Катон-Карагай.
Другим большим казачьим селением стал поселок Урыльский, расположенный в 57 верстах от станицы Алтайской. Численность его населения в 90-х гг. XIX в. составляла около 600 чел. Кроме того, от верховий Бухтармы в восточном направлении протянулась кордонная казачья линия, состоявшая из пикетов. Население казачьих и переселенческих поселков, перенимая хозяйственный опыт раскольников, тоже создавало многоотраслевое хозяйство. Казаки и переселенцы по примеру старообрядцев успешно занимались высокогорным земледелием, разводили маралов, покупали пасеки. Как и раскольники, они активно включались в рыночные отношения.
В 70 гг. XIX в. бухтарминские староверы, которым стало тесно от переселенцев, переселились южнее, в долины р. Кабы. Освоенный ими бассейн Кабы в 1881 г. был закреплен за Россией. Побывавший здесь В.В. Сапожников зафиксировал несколько староверческих поселков. В конце XIX в. к ним стали приселяться выходцы из европейских и сибирских губерний страны. Таким образом, несмотря на то, что задачи освоения Южного Алтая к концу XIX в. не были полностью решены, проводимая экономическая политика правительства способствовала тому, что этот обширный край был включен в российскую экономику, оказывающую из года в год все большее влияние на его дальнейшее развитие. В ХIХ в. Южный Алтай являлся достаточно развитым промысловым и земледельческим регионом.
Л.Н. Мукаева
(Горно-Алтайский государственный университет) 

Похожие статьи:

РиддерВ Казахстане совершил аварийную посадку частный самолет

--Корневой раздел--НАТО пригласило Казахстан установить мир в Афганистане

--Корневой раздел--Назарбаев создал Службу внешней разведки Казахстана

--Корневой раздел--Назарбаев заявил о стабилизации экономики Казахстана

--Корневой раздел--Казахстан готов помочь России электроэнергией в связи с аварией на ГЭС

Рейтинг: 0 Голосов: 0 4047 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

все алкоголики бросают пить... некоторые при жизни