Анонимные алкоголики 728*90 - 2 

ГлавнаяРиддерская концессия Лесли Уркварта (М. Немцев) (I)

Риддерская концессия Лесли Уркварта (М. Немцев) (I)

24 апреля 2009 -


ОТ АВТОРА

Книга раскрывает некоторые малоизвестные стороны экономического и политического процессов, клокотавших в котле во многом неоднозначных широко известных событий первой четверти ХХ века, связанных с революционными переворотами и попыткой передачи в концессионное управление иностранному капиталу Риддерских предприятий вновь образованного Киркрая РСФСР.

Впервые заинтересованному читателю открываются факты биографии одного из ярчайших представителей мирового горно-металлургического бизнеса, кавалера ордена святого Станислава «со звездой» за вклад в российскую промышленность и британской медали Виктории и Альберта «За героизм» Лесли Уркварта, при помощи использованных автором материалов книги «Хозяин медной горы» доктора К.Х.Кеннеди, старшего лектора по истории университета Джеймса Кука (Северный Квисленд, Австралия).

Широко иллюстрированная, «Риддерская концессия…» оснащена убедительными подлинными документами и картами приложений. Издание книги посвящено десятилетию со дня образования АО «Казцинк».

 

 

1. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ОШИБКА КАБИНЕТА.

«Ничего и никогда не возможно осуществить б
без существенного капиталовложения и весомого влияния»

  Д.Л.Уркварт

Антикрепостническая реформа 1861 года отразилась весьма своеобразно на судьбе глухого горняцкого поселка Риддерска (до ближайшего селения 86 верст). Еще за два года до этого исторического события здесь проживало 3550 человек, из которых семьдесят процентов составляли крестьяне окрестных сел, прикрепленные к горным работам на рудниках (крепостные), остальное население представляли каторжане, штрафные и вольнонаемные рабочие, солдаты охраны, рудничное начальство.(1)

В первые же послереформенные месяцы население поселка резко сократилось. Не помог и Указ от 1868 года об освобождении всех работников, занятых на работах по добыче руды от выплаты податей и рекрутских наборов сроком на шесть лет и обещание при закрытии горно-рудных предприятий наделять каждого из них наделами по десятине за сорок копеек в год. Рабочие продолжали разбегаться: в 80-90-е годы ХIХ века на всех вспомогательных и рудничных горных работах количество работающих колебалось всего лишь от шестисот до тысячи двухсот человек. С 1862 по 1896 годы в Риддерске было добыто сорок пудов золота и, по истощению рудных отвалов, отработка кварцев довела уровень горных работ до глубины второго горизонта старого рудника.

Не смотря на то, что за время кабинетского правления алтайские рудники и заводы дали пять миллионов тонн сортированных руд, из которых только одного серебра выплавлено 2650 тонн, к концу ХIХ века на передний план мировой торговли драгоценными металлами выдвинулась Мексика (эксплуатируемая США). Она стала ежегодно вырабатывать до 2360 тонн серебра, что вдвое снизило уровень цен на него и резко подорвало конкурентоспособность России на мировом торговом рынке.

Однако, остается неоспоримым фактом, что при промышленных (кабинетских) методах обработки добытых руд интересом наибольшего и, главное, легкого извлечения серебра решалась судьба всех открытых рудников Алтайского края, то есть они разрабатывались пока шло высокое содержание этого металла. Между тем как Риддерское месторождение, так и другие указывали на возможность создания при их разработке крупной свинцово-цинковой промышленности с одной стороны и золото-серебрянной с другой. Цинком в риддерских рудах прежде (до 1914 года, М.Н.- здесь и далее) совсем не интересовались, хотя, например Риддерский рудник по существу был рудник цинковый, остальные металлы присутствуют здесь в подчиненном состоянии. То же самое относится и к Сокольному и Крюковскому рудникам. Причины игнорирования цинка (как металла) в прежнее время весьма поучительны, так как они лежат в общих технико-экономических условиях цинково-рудных районов не только Риддерского, но и других регионов мира. Даже в странах с более прогрессивной, чем российская, техникой, особенно во время кабинетской разработки.(2)

Дело в том, что до 1914 года металлургия цинка базировалась главным образом на сухом способе извлечения металла («дистилляционном»), при котором цинковые руды в особой смеси нагревались до определенной температуры, вследствие чего металл возгонялся и пары его, подобно водяным, охлаждались. Но такой способ наиболее выгоден только при чистых, высокопробных цинковых рудах. При обработке же комплексных (сложного состава) руд с низким содержанием свинца и серебра, происходит весьма значительная потеря металлов, а извлечение их в лучшем случае не превышает 60-70 процентов. К этому нужно добавить еще значительный расход топлива на переработку цинковых руд. В виду всего этого за границей широко практиковалась дальняя перевозка ранее добытого сырья к месту наиболее дешевого минерального топлива и усовершенствованных оборудований. К примеру, испанские и австралийские руды обычно доставлялись в Бельгию, Англию, Францию и Германию. По свидетельству «Общего обзора главных отраслей горной и горно-заводской промышленности» (1915 год) международный обмен цинковыми рудами в первое десятилетие ХХ века достигал ежегодно громадной цифры в 850-900 тысяч тонн, содержащих около 400 тысяч тонн металлического цинка, что соответствовало половине общемировых объемов выплавки этого металла (3).

Наиболее передовыми методами подготовки цинковых руд и самого процесса извлечения металла, особенно при комплексных рудах в начале прошлого столетия обладали американские металлурги. Они достигли удовлетворительных результатов и в способах обработки цинковых концентратов, сведя потерю металлов до крайнего уменьшения применением электролиза (90-95 процентов)…(4)

Итак, возвращаясь к истории, разработка рудников Риддерского рудного поля, как упоминалось ранее, определялась наивысшим содержанием серебра, что заставляло брать руды только верхних горизонтов, так называемые «окисленные», где все металлы были в окисленном виде и обогащенном. И несмотря на это, вследствие несовершенства способов плавки, потери металлов были слишком велики.

Между тем, горный инженер Д.Богданов в «Материалах для геологии Алтая» (1914 год) констатировал, как факт, что Риддерск бросили (разрабатывать кабинетом) потому что «появились настоящие колчеданистые руды с таким малым содержанием, что не стоили разработки. На Сокольном руднике эти руды оказались убоже охристых и вскоре они были совсем оставлены, а приступили к энергичной выемке охристых руд».(5)

Если к этому добавить абсолютное равнодушие кабинетского руководства к внедрению на риддерских горно-рудных предприятиях хоть каких-либо достижений научно-технического прогресса: отсутствие мощных водоотливных установок; применение пороха для взрыва твердых пород; чрезвычайно слабо поставленную исследовательную часть (анализы), когда составление шихты носило скорее гадательный характер; оснащение процесса плавки руд примитивным механическим оборудованием; острый дефицит опытных горных техников – станет понятна вся история доконцессионной разработки Риддерского месторождения, которое всегда считалось чрезвычайно богатым и доходным.

В 1897 году на 720 дворов в Риддерске насчитывалось 3823 человека населения.(6) И если для малообеспеченных крестьян работа на рудниках была существенным побочным заработком, то жизнь мастеровых неотъемлемо связывалась с горным делом. После обнародования 29 марта 1893 года царского предписания о закрытии алтайских рудников и заводов и переоборудовании их производственных мощностей под лесопильные, салотопные, кожевенные, мукомольные и другие предприятия, Риддерск постепенно превратился в унылое, глухое, таежное захолустье. Лишь часть рабочих продолжала заниматься промывкой золота, получая при этом минимальную зарплату, но и они, доведенные до отчаяния всеобщим обнищанием, 3 января 1894 года потребовали повышения заработной платы, прекратили работу и разошлись по домам. Управление рудниками вынуждено было пойти им на уступки.(7)

По свидетельству студента 4 курса Горного института Павла Шильникова (1914 год): «В 1896 году геолог Майер нашел на Риддерском руднике добычу золотоносного кварцевого пласта лежачего боком месторождения. Через пять лет рудник был осушен и произведены осмотр и опробирование 5-го этажа с его последующим затоплением».(8) Комиссия в составе горных инженеров Ч.А.Ерина, Крупского и Мартини, подведя итоги, показала, что общий запас золотоносных кварцев (роговиков) определен в 20 млн. пуд. при среднем содержании золота в 10 золотников, т.е. на чистый металл приблизительно 520 пудов.(9)

В 1903 году по просьбе австрийских арендаторов Змеиногорского рудника князя Александра Турн-и-Таксиса и доктора права Иосифа Жанне-Эгона Риддерский рудник еще раз отлили и комиссией экспертов детально опробовали 6-й этаж. И, если до 1901 года добыча золота в Риддерске была сосредоточена на поверхности, то после 1901 до 1905 года работали и верхние горизонты месторождения. Однако, на этом дело и кончилось – после 1905 года Риддерск совсем забросили. В 1906 году водоотливные устройства, принадлежавшие кабинетской администрации, были увезены на Салаирский золотой промысел.

Полная остановка предприятия поставила жизнь местного населения в трагическое положение. Люди, не подготовленные к ведению сельского хозяйства, не имевшие для этого ни опыта, ни средств производства были обречены на голодное существование. Учитывая это, Чеслав Антонович Ерин, последний с 1888 года кабинетский управляющий Риддерскими рудниками, обращается в окружную контору: «Покорнейше прошу для облегчения положения рабочих разрешить какие-либо работы, могущие дать им пропитаться до начала летних работ. Со своей стороны полагал бы возможным разрешить добычу того количества руд, какое предполагалось проплавить из запаса прежних лет». Начальник Алтайского округа Розанов ставит свою резолюцию: «Представить управляющему в случае действительной нужды населения изыскать способы приступить к зимней заготовке дров». В ответ Ерин дает объяснение: «Приступить к этим работам не представляется возможности… Лесные порубы находятся от селения в расстоянии до тридцати верст, в лесосеках нет никаких помещений для рабочих, без которых обойтись рабочим при зимних морозах нельзя… леса залегают, где снег ложится, до двух сажен толщины». Не останавливаясь на этом, Ерин пишет один рапорт за другим и добивается-таки возобновления в небольших масштабах работ на рудниках и заводе.

Далеко не благополучно обстояли дела и на других горно-рудных предприятиях региона, в связи с чем все очевидней складывалась ситуация, при которой у кабинетских чиновников возобладала идея передачи алтайских рудников и заводов частному капиталу, не зависимо – своему, российскому, или иностранному.

24 марта 1903 года Кабинет передает Риддерские предприятия в аренду австрийской компании «Турн-и-Таксис». По условиям концессионного договора австрийцы, арендуя Риддерские рудники, должны были платить Кабинету подать натурой: с золота – 6%, серебра и меди – 3%, свинца, цинка и других металлов – 1,5%.(10)

Уполномоченный компании Кисс-Шлезингер ходатайствует перед руководством Алтайского округа о проведении откачки шестого горизонта Риддерского рудника «местными рабочими и служителями под руководством Ч.А.Ерина». При осушении австрийцы использовали два риддерских паровых котла, пульпометр и висячий шахтный насос «Виртингтон». Для опробования руд им были предоставлены пробирня, три золотопромывальных и обогатительная фабрики, плавильня с шахтной печью и трейбофеном. Ознакомившись с опытом работы Ерина по откачке воды, арендаторы пришли к выводу, что рудник можно снова залить и откачать, когда потребуется без особых издержек. Они не стали приступать к добыче руд даже после осушения шахты, подсчитав, что руды «для испытания на площади имеется в достаточном количестве и разных сортов».(11) Что и совершили в самом начале своей деятельности, срочно отправив риддерские образцы для промышленных испытаний по обработке на завод «Грузверк» в Магдебурге.

В то же время Ч.А.Ерин предлагает округу «проплавить руду на заводе силами риддерских рабочих»(12), тогда как Кисс-Шлезингер в письме к князю подчеркивает, что содержание алтайских руд выше австрийских, «потому весьма важно усердно поработать над промышленным разрешением этой задачи»(13).

Использовав, сооруженный еще по проекту К.Д.Фролова в 1801 году, водоводный канал между реками Быструхой и Филипповкой, концессионеры построили гидроэлектростанцию мощностью в 180 киловатт. Ее мощность из-за шуги и наледи в зимний период времени падала и недостающую энергию восполняла паросиловая установка – локомобиль. На этом новшества новоявленных хозяев Риддерска и закончились. Не используемые на подземных работах рабочие частью переключились на сельское хозяйство, подсобные промыслы, частью разошлись по выселкам: Орловку, Александровку, Зимовье. 13 июня 1907 года Ч.А.Ерин сообщал рапортом в округ: «Вследствие постепенного сокращения работ в течение уже нескольких лет подряд, рабочие, по неимению постоянного заработка, одни совсем покинули рудник, другие принуждены были приискивать себе заработки помимо рудника и поэтому в настоящем году даже не оказалось желающих заняться рубкою дров».(14) С каждым днем поселок пустеет, строения исчезают целыми улицами. Из 720 дворов осталось только 468. Покинул селение со своей семьей и сам Чеслав Антонович.

И тем не менее, «по истечении пяти опытных лет», 25 сентября 1910 года Кабинет заключает контракт с компанией «Турн-и-Таксис» сроком на тридцать лет, согласно которому австрийцы получали право производить разведки и опыты промышленного извлечения золота, серебра, меди, цинка, свинца и других металлов и минералов, находящихся в Риддерском, Ново-Сокольном, Старо-Сокольном, Крюковском, Ильинском и Черемшанском месторождениях, относящихся к Алтайскому округу ведомства Кабинета (в том числе и Зыряновске). Одна из статей контракта предусматривала «в случае ликвидации дела арендаторами, по различным причинам, ранее истечения контрактного срока, все возведенные плотины, шлюзы и водоводы не могут быть разобраны или отчуждены и поступают по окончании ликвидации в бесспорную собственность Кабинета…»(15). В доход Кабинета зачислялся и залог по договору в виде процентных бумаг на сумму 50 тысяч рублей.

16 ноября 1911 года царское правительство расторгает договор с компанией «Турн-и-Таксис», в чем, очевидно, немалую роль сыграло и обострение противоречий на международной политической арене между двумя империалистическими монстрами – Антантой и Тройственным Союзом, членами которых были, соответственно, Российская и Австро-Венгерская монархии.

Но еще 11 октября 1909 года бывший министр торговли и промышленности Кабинета ЕИВ, действительный статский советник и кавалер Михаил Михайлович Федоров, став председателем Совета Азово-Черноморского коммерческого банка, в целях организации посредничества и привлечения к финансированию российских предприятий иностранного капитала, создает «Российское горно-промышленное комиссионное общество» (Росгорн). Заключая сделки с иностранными компаниями на приобретение или аренду российских горно-промышленных предприятий, «росгорновцы» передавали свои права покупателю, получая при этом солидные суммы «отступных». 24 декабря 1911 года, при согласии Лондонского международного русского синдиката, председатель правления «Росгорна» получил концессию на Риддерские рудники с целью разведки и правом перепродажи их, согласно договора «всякому другому обществу, русскому или иностранному».

31 января 1912 года Федоров пишет начальнику Алтайского округа В.П.Михайлову: « Наш инженер А.П.Иванов уже изложил вам намерения нашего Общества относительно Риддерского рудника. В самом непродол- жительном времени мы посылаем штейгера Конюхова для предварительного осмотра, взятия на месте проб, выяснения стоимости откачки и, наконец, собирания всякого рода данных относительно производительности Риддерского рудника. Экспедиция же, снабженная серьезными техническими силами предполагается в мае с.г.» (16).

В свою очередь исполняющий должность помощника управляющего Кабинетом ЕИВ флигель-адъютант, свитский генерал-майор Половцев, 6 февраля доводит до сведения Михайлова, что «председатель Российского горнопромышленного комиссионного общества действительный статский советник М.М.Федоров, желая взять в аренду рудные месторождения Риддерского района Алтайского округа, обратился в Кабинет его величества с ответственным прошением, По рассмотрению означенного прошения и.д. управляющего Кабинетом его величества признал возможным представить для осмотра не весь район, который был сдан князю Турн-и-Таксису и доктору прав Жаннэ…, а только ту часть его, которая составляет систему реки Ульбы до слияния ее с речкой Малой Ульбой…»(17).

22 февраля риддерский лесничий Шевалев получил копию предписания о разрешении на ознакомительные работы, а 6 марта Конюхов, уже после обследования, выехал из Риддерского поселка в Барнаул за анализами. В то же время В.Михайлов получает от М.Федорова ободряющее послание: «Мне было очень приятно вспомнить нашу прежнюю совместную в Красном Кресте работу и о многом переговорить…Во всяком случае мы сделаем все возможное, чтобы устроить Риддерское дело»(18).

Ближе к весне, для проведения детальной геологической и экономической разведки, Кабинет разрешает «Росгорну» продлить срок ознакомления с Риддерским регионом до 1 января 1914 года и дает льготу на проведение железной дороги по «кабинетским» землям от Риддерска до Усть-Каменогорска.

Однако, вскоре время на раздумье новоопределяющихся концессионеров было сокращено ровно на один год и Половцев передает Федорову указание, ставящее «Росгорну» ряд условий: « 1. Не позже 1 января 1913 года указать Кабинету лиц и финансовые группы или фирмы, которые примут участие в осуществлении Риддерского предприятия и к апрелю 1913 года сообщить Кабинету список лиц, которые отправляются на место для окончательного осмотра рудника, взятия проб и вообще для ознакомления с условиями организации предприятия; 2. Не позже 15 мая 1913 года вышеуказанные лица должны быть на месте и приступить к работе. 3.Не позже 1 июля 1913 года Вы должны представить в Кабинет возможно подробные сведения о результатах работы миссии, о всех произведенных затратах на посылку миссии и работе ее, а так же все данные, оправдывающие пожелания тех или других изменений принципиальных контрактных условий, сообщенных Вам 24 декабря минувшего года № 17794.

К этому Отдел добавляет, что «неисполнение какого-либо из вышеуказанных условий влечет за собой окончательную потерю права на дальнейшее ознакомление с Риддерской концессией и освобождает Кабинет от всяких по отношению к Вам обязательств. О согласии на установленные выше условия продления ознакомления с Риддерской концессией Отдел просит уведомить.» (19)

Попав в жестко регламентированные временные ограничения, М.М.Федоров срочно обращается к Джону Лесли Уркварту, директору «Русско-Азиатской корпорации» (Азирус) – крупнейшего по тем временам банка, контролировавшего почти всю цветную металлургию России от Хабаровска до Петрограда, с акционерным капиталом в 204 миллиона рублей (60 процентов этой суммы находилось под контролем иностранного капитала):

« Милостивый государь, Лесли Андреевич!

24 декабря 1911 года наше общество получило концессию на Риддерский район Алтайского Округа 24 ноября сего 1912 года Кабинет продлил нам эту концессию до 1 августа 1913 года. Еще в мае сего года мы передали Вам технические материалы на Риддерские рудники, в том числе и результаты их осмотра нашим агентом. Ныне письменно подтверждаем свое согласие на передачу всех наших прав по вышеуказанной концессии на следующих, выработанных совместно с Вами, основаниях:

1. Ваша корпорация обязуется в точности выполнить условия, поставленные нам Кабинетом Его Императорского Величества в его отношении от 24 ноября сего года за № 17517.

2. Ваша корпорация должна дать нам все сведения по 1 и 3 пункту условий, поставленных нам Кабинетом, чтобы мы могли выполнить их по отношению к Кабинету .

3. На уступку наших прав Вам по Риддерской концессии вы уплачиваете нам :
- 5000 рублей при подписании предварительного договора и
- 45000 рублей при образовании общества для эксплуатации Риддерской концессии.

Кроме того, Вы нам представляете право подписки на 5% акционного капитала, который будет образован для той же цели по номинальной цене; если же реализация этого капитала будет поручена какому-либо консорциуму по ценам для консорциума ниже номинальной, то и мы имеем право подписки на вышеозначенное количество акций по цене консорциума. Порядка ради не откажите письменно подтвердить настоящее согласие. С совершенным почтением, Михаил Федоров. С-Петербург, 12 декабря 1912 года»

Почти сразу Л.Уркварт отвечает: « С-Петербург, 14 декабря 1912 год Правление Российского горно-промышленного комиссионного общества.

Милостивые государи! Подтверждаю получение Вашего письма от 14 сего декабря относительно передачи нам прав на Риддерский район Алтайского Округа и настоящим выражаю Вам свое согласие на эти условия. С совершенным почтением, директор-распорядитель Русско-Азиатского товарищества Л.А.Уркварт.»

На бланке послания рукой Уркварта сделана пометка карандашом: «Архивариусу. Копию переслать в Лондон». С этого момента имя Лесли Уркварта входит в историю глухого горняцкого городка и, спустя совсем немного времени, приобретает новые грани и оттенки на мировой экономической и политической арене.

 Источник:  http://ridderforever.narod.ru

Страницы: 1 2 3 > >>
Рейтинг: 0 Голосов: 0 30749 просмотров

 

все алкоголики бросают пить... некоторые при жизни