Анонимные алкоголики 728*90 - 2 

ГлавнаяПутешествие по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи. Глава 1

Путешествие по Алтайским горам и джунгарской Киргизской степи. Глава 1

3 декабря 2009 -
 
Глава первая. ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ДЕРПТА В БАРНАУЛ. ПРИБЫТИЕ В БАРНАУЛ И ПРЕБЫВАНИЕ ТАМ
 
21 января в сопровождении г-на д-ра Мейера я выехал в С.-Петербург, намереваясь встретиться там со своим вторым спутником, д-ром Бунге, который выехал туда ранее. В С.-Петербурге я попросил выдать мне необходимые документы, которые и получил в кратчайший срок по милости высшего начальства, одобрявшего цель моего путешествия. Столь быстрое решение всех дел было особенно приятно, так как мне предстояло еще проехать около 5000 верст и путь этот проделать на санях. Сани были выбраны потому, что они являются наиболее быстрым видом транспорта, и, кроме того, во время езды на колесном экипаже на далекое расстояние легко могли разбиться мои физические приборы и инструменты. Не задерживаясь в С.-Петербурге долее необходимого, я поспешил с отъездом и через несколько дней прибыл в Москву.
Дорога между обеими столицами в летнее время представляет отличное шоссе. Теперь же, из-за большого количества выпавшего снега, а также потому, что бесчисленные потоки обозов тяжело груженных саней, везшие из внутренних областей в С.-Петербург продовольствие, разные товары и вывозящие их оттуда, разрушили дорогу, она стала мучительной для проезжающих. Однако на скорость русской почты плохие дороги влияют значительно меньше, чем это было бы где-нибудь в других местах.
Почтовые станции на всем этом пути превосходны; это большие, красивые, изящно меблированные помещения, в которых предусмотрено все для удобства путников. Сдаются они за малую плату, каждый посетитель, как правило, получает все необходимое, так что если бы не спешка, можно было бы проделать путь от С.-Петербурга до Москвы с большими удобствами.
Из-за плохой дороги я прибыл в Москву на пятый день; здесь мне предстояло тщательно подготовиться к поездке в горы и в негостеприимные степи, нужно было сделать всякого рода запасы, которых хватило бы на все лето, и приобрести на предмет обмена товары, которых в Сибири или нет или достать можно только с трудом. Такого рода хлопоты и некоторые другие обстоятельства на несколько дней задержали нас в Москве.
От Москвы до Казани уже не встречается ни одной настоящей гостиницы. Но, как и по пути в Москву, всюду имеются почтовые станции. На каждой станции есть запасные лошади, теплая комната, можно получить чай и кофе, с отправкой не задерживают. Однако станционные смотрители охотнее отпускают все за плату; за плату можно и быстрее получить необходимое. Очень редко встречаются почтовые смотрители, обманывающие проезжающих, особенно таких, как я, едущих с казенной подорожной. Но тем, кто не привык ко всякой пище, необходимо возить с собой запасы. Следует брать с собою и постель. От одного города до другого обычно едут днем и ночью, не задерживаясь в пути. Такое путешествие, конечно, утомительно, но в какой другой стране можно за 27 дней, не считая остановок в разных местах, проделать путь протяженностью приблизительно 800 немецких миль (1 немецкая миля равна 7534 км - прим. перев) в тяжело груженном большом экипаже, в котором, кроме четырех персон, находятся также весь багаж, дорожные барометры и другие хрупкие приборы.
Из Москвы большой почтовый тракт ведет через Владимир и Нижний Новгород на Казань. Нижний Новгород - это приличный, хорошо построенный город, который по местоположению и архитектурному стилю напоминает Киев и Москву, хотя много меньше их по территории. Нижний Новгород раскинулся на многочисленных холмах; здесь много церквей, среди которых есть очень древние. На возвышенности расположена крепостная стена с башнями и шпилями своеобразного стиля, в котором есть нечто чужеродное.
Положение города при впадении Оки в Волгу благоприятствует развитию внутренней торговли. Летом здесь бывает знаменитая ярмарка, которая прежде проводилась в Макарьеве. К этому времени сюда съезжаются представители большинства европейских наций и многих азиатских: бухарцы, персы, индийцы, ташкентцы и другие. Огромное здание торгового двора, стоящее в стороне от собственно города, где иностранные купцы хранят свои товары, образует каменную ограду, посреди которой стоит церковь. Зимой, когда лед на Волге становится вполне надежным, дорога в несколько сот верст прокладывается по реке, и на время зимнего пути в расположенных вдоль реки селах организуются почтовые станции на определенном расстоянии друг от друга. Иногда приходится проезжать такие места, где по обе стороны дороги встречаешь открытые полыньи; это вначале пугает, но затем быстро успокаиваешься, так как постоянно чувствуешь заботу о безопасности проезжающих. Путь отмечен еловыми ветками, натыканными на определенном расстоянии друг от друга по обе стороны дороги; такую дорогу при некоторой осмотрительности не потеряешь даже в тумане. Правый берег Волги высок: холмы высотой от 200 до 300 футов круто обрываются к реке. По обоим берегам этой большой судоходной реки раскинулось множество селений; около города селения расположены близко одно от другого. Возле каждого селения стоят большие и малые суда; кое-где заложены судовые верфи, на которых строятся новые суда, так что все вокруг, даже зимой, имеет весьма деловой вид и вообще свидетельствует о зажиточности местного населения.
В 829 верстах от Москвы находится г. Казань, который располагается на левом берегу Волги. Это большой, красиво построенный и многолюдный город: в нем еще сохранились немногочисленные следы пожара 1815 г., превратившего в пепел большинство домов. Когда спускаешься с противоположного берега Волги в ее пойму, перед глазами открывается красивая панорама города. Волга имеет внушительный вид, а весной, во время половодья, ширина ее у Казани достигает нескольких немецких миль.
От Казани дорога ведет через Пермь в Екатеринбург. Подъезжая к Екатеринбургу, оказываешься на Уральской возвышенности. С европейской стороны подъем совершается настолько постепенно, что он почти не заметен. С возвышенности на западе открывается вид на холмистую, долину, и, только посмотрев на восток, вдруг замечаешь, что находишься в горной местности, так как на северной и южной сторонах виднеются горные хребты с довольно высокими вершинами. Мое внимание привлек склон горы, который в цветовом отношении представлял собой нечто среднее между лазурью и индиговой голубизной. Вьюга утихла, солнце вышло из-за туч и придало исключительный вид этому склону.
Станция Гробовская расположена на самом высоком из всех мест Урала, по которым проходит тракт. Рожь здесь, как мне говорили, родится плохо. До этого места, особенно между Пермью и Казанью, всюду растут большие дубовые леса. От Перми начинает появляться лавролистный тополь Палласа, несколько далее к востоку - пихта, а леса очень лесистой Вятской губернии состоят в основном из ели.
Екатеринбург, через который протекает р. Исеть, широко расстроился; в нем большие красивые дома, всюду видна зажиточность. В городе много достопримечательностей, однако из-за спешки я смог бегло осмотреть лишь монетный двор, шлифовальную фабрику и золотомойку. Узнав, что в Ирбите как раз в это время проходит ярмарка, я решил заехать туда, хотя ради этого пришлось сделать крюк в 200 верст. Я многого ожидал от этой знаменитой ярмарки, надеясь встретить здесь представителей разных азиатских народностей и различные товары. Но в последнее время более видное место в торговом отношении занял Нижний Новгород, а сюда привозят для продажи только сибирскую продукцию или такие европейские и азиатские заграничные товары, которые предназначаются только русскому населению Сибири и соседствующим с ним кочевникам. Из Сибири привозят мед, масло, сало, рыбий клей, мускус, кое-какую пушнину и т. п., из Европы - колониальные товары, грубые сукна, ситец, много пестро раскрашенных деревенских сундуков, обитых жестью (которые охотно приобретают русские крестьяне и киргизы), краски, медикаменты и т. д. Кроме того, из Москвы сюда в большом количестве доставляются всякого рода сласти и пшеничный хлеб и выставляются в особых лавках для продажи. Может удивить, что здесь находятся любители хлебных изделий, привезенных за 2000 верст, хотя следует заметить, что московская выпечка очень доброкачественна - даже длительная перевозка не вредит ей (в последствии в Барнауле, в 4000 верстах от Москвы, мне предложили к чаю московские сухарики, которые я нашел превосходными - прим. автора). Считают, что закупка чая в Ирбите - дело выгодное, но мне сказали, что этот товар, обычно поступающий сюда с востока, доставляется на здешнюю ярмарку из Москвы Из мехов было много корсака, который продается от двух до трех рублей за штуку; видел я здесь также 10 шкурок черно-бурой лисицы стоимостью 300 руб. каждая.
Для иностранных купцов здесь есть обширный торговый двор со многими рядами лавок. Перед ними и между ними идет крытый ход, так что всюду удобно ходить.
Много лавок, заполненных товарами меньшей ценности, расположено и за пределами этого торгового двора. Когда я ходил там, любуясь сутолокой, до меня донеслись звуки барабана; это извещали о представлении театра кукол, и незначительная входная плата - 10 коп.- привлекла множество народа. Я также проталкался туда, однако сюжет и само представление вполне соответствовали заведению и цене, чего и следовало ожидать.
Ha следующий день я выехал из Ирбита, не возместив себе, в общем, трату времени и крюк, который мы сделали, и поспешил в Тобольск через Тюмень. Дорога была прекрасная, и мы ехали так быстро, что 320 верст проделали за 24 часа. По дороге нам встретилось особенно много больших обозов, груженных частью чаем, часть ревенем. В одном из таких обозов мы насчитали 76 подвод.
Кругом всюду леса, большею частью хвойные. Села многолюдны и с хорошими постройками, хотя и имеют, из-за обыкновения пристраивать к избам притоны для скота, беспорядочный вид. Вместо скотных дворов, которые в Сибири не строятся, обычно делается навес, а на него накидывается сено, остающееся на всю зиму неприкрытым. В таком открытом со всех сторон и редко огороженном забором пригоне скот содержится в течение всей зимы. Но и при столь небрежном отношении скот все же довольно хорошо развивается.
В Тобольск мы приехали в полночь 26 февраля. Здесь, как и по всей Сибири, нет гостиницы, и нам пришлось бы немало потратить труда, чтобы найти себе убежище в такое время, если бы не счастливая случайность. Нас заметил губернатор, г-н Каменский, который ездил по городу, наблюдая за порядком. Он был настолько любезен, что велел указать нам квартиру. На другой день мы осмотрели город. Он расположен на берегу Иртыша, частью на равнине, частью на довольно высоких и крутых холмах, растянувшихся вдоль реки, на некотором расстоянии от нее. Город делится на верхний и нижний. В верхней, меньшей части (в дальнем конце города) находится старинная крепость, которая оборудована теперь для других целей. Здесь же находится острог, кафедральный собор и квартира архиепископа, а также несколько частных домов. С г-ном Каменским я посетил кафедральный собор в то время, когда в нем тобольский архиепископ служил обедню. Из квартиры архиепископа, у которого был с визитом, я наслаждался видом окрестности, открывавшимся из окон его дома. Отсюда были видны нижний город, за ним - внушительный Иртыш и широкая равнина, частью покрытая лесом. Этот вид, как мне говорили, летом особенно красив.
Улицы города большею частью широкие, прямые и вполне чистые. Дома строятся чаще всего из дерева, они просторны и хорошо содержатся. Мне особенно приятно отметить улучшения, произведенные в последнее время, особенно в отношении тюрьмы, бывшей прежде, по сообщениям исследователей, в плохом состоянии. Новый корпус острога (так называется более или менее укрепленное место, где содержатся заключенные), который я посетил, состоит из шести больших камер, в которых живут ссыльные поселенцы, ожидающие дальнейшего назначения. Кроме того, в отдельных камерах содержатся особо опасные преступники; за ними постоянно наблюдает стража, которая в глазок следит за тем, что происходит в камерах. Камеры, предназначенные для тяжелых преступников,- темные. Имеется госпиталь, сооруженный на 100 больничных коек, с большим числом комнат, благодаря чему больные с различными заболеваниями могут быть изолированы один от другого. Посредине госпиталя находится церковь, окруженная больничными палатами. Во время службы двери ее открываются, чтобы больные принимали участие в богослужении, не вставая с постели. Всюду соблюдается чистота. Организация этапирования заключенных за последнее время заметно улучшилась. В конце каждого дневного участка пути построены огороженные высоким забором новые дома, в которых ночуют арестанты, идущие по этапу.
В Тобольске я намеревался пробыть всего один день, но по случаю масленицы, на которую низшие классы допускают нередко излишества, многие почтовые ямщики оказались пьяными, поэтому я принял приглашение гостеприимных жителей Тобольска и пробыл здесь лишних полтора дня, до конца праздника. Присутствуя на свадьбе в доме одного богатого купца, я забывал, что нахожусь не в центре Европы. Элегантно и богато одетые дамы, со вкусом сервированный стол и множество изысканных французских вин - это кажется поразительным, если принять во внимание, что находишься в столице Западной Сибири. Некоторые дамы явились в русских национальных костюмах из тяжеловесных шелковых тканей, а среди закусок подавались всякие китайские лакомства, варенья, фрукты и т. п.
Можно предположить, что Тобольск из-за присутствия ссыльных не очень удобное местожительство. Однако ссыльных здесь очень мало, их даже не замечаешь. Для большинства их Тобольск - это лишь пересыльный пункт. Здесь они получают дальнейшее назначение и содержатся в упомянутом остроге. Некоторые направляются дальше на восток, в Томскую и Иркутскую губернии, вплоть до Нерчинска, некоторые расселяются в пределах Тобольской губернии, и лишь часть их остается в самом Тобольске. Местопребывание ссыльных определяется характером совершенных ими преступлений. Проживание в городе осужденных в известном смысле даже выгодно жителям Тобольска, которые приглашают их в свои дома в качестве домашних учителей и т. п., что обычно не вносит никаких осложнений в жизнь общества.
После трехдневного пребывания в Тобольске, где я пользовался благосклонностью губернатора г-на Каменского и статского советника г-на Мюллера, с такой предупредительностью и участием отнесшихся к планам моего путешествия, я выехал оттуда и окольным путем направился в г. Омск, где находился генерал-губернатор Западной Сибири генерал Капцевич, во владении которого были и Киргизские степи, и цепь сторожевых пограничных отрядов от г. Петропавловска до берегов восточного моря. В его помощи я нуждался для осуществления планировавшейся поездки по Киргизским степям, и поэтому выпросил распоряжение для него от министра внутренних дел и рекомендацию от г-на попечителя нашего университета, нынешнего министра просвещения, князя Ливена.
Недалеко от Тобольска начинается Ишимская степь, которая, собственно, не заслуживает названия степи, если под этим разуметь совершенно безлесную ровную или холмистую равнину. По крайней мере она заметно отличается по своему внешнему виду от причерноморских степей, в которых я бывал прежде. Ишимская степь перерезана глубокими оврагами, по которым весной протекают ручьи и которые отнюдь не безлесны. Там попадаются крупные березовые леса, имеющие очень часто молодую березовую поросль. Порой встречаются обширные пространства, заросшие талом, а ближе к Омску - осиной; хвойных же деревьев я не видел здесь вовсе. С востока на запад эта местность пересекается многочисленными невысокими горными хребтами постепенно поднимающимися с севера и круто обрывающимися к югу (Это свойство постепенного подъема с севера и крутого обрыва к югу, как я заметил впоследствии, вообще присуще горным цепям Алтая - прим. автора).
3 марта мы въехали в Омск. Город расположен у впадения р. Омь р Иртыш. Омск - бедный город, состоящий из немногих, широко разбросанных домишек, так как он трижды горел в течение короткого времени. Хотя царской милостью и предоставлялась жителям каждый раз значительная поддержка, тем не менее повторившееся несчастье расстроило благосостояние города. Однако в крепости стоит несколько хороших зданий, правда, большей частью деревянных. Здесь есть суконная мануфактура, где изготовляют сукно для форменной одежды казаков, главное управление которых расположено здесь же. Генерал-губернатор Капцевич принял меня очень хорошо и обещал всяческую поддержку. Но, к сожалению, летом он переменил свое мнение, считая, что могут возникнуть неприятности, если «возбудить подозрение у китайцев». Поэтому он выполнил только часть своих обещаний, из-за чего наш план претерпел значительное изменение. После полуторадневного пребывания в Омске мы выехали из города, так как с наступившим потеплением начал таять снег и заметно ухудшилась дорога, и поспешили добраться до Барнаула, где рассчитывали, по крайней мере некоторое время, отдохнуть от трудностей дальнего пути.
В Барнаул мы прибыли в полдень 9 марта ясным, солнечным днем и были немало порадованы приветливым видом города. Нам дали просторную квартиру, которая по милости начальника Колыванских металлургических заводов и томского гражданского губернатора - г-на Фролова, была заранее подготовлена: нас уже поджидали в Барнауле. Квартира оказалась на удивление чистой и опрятной, с приветливыми растениями, цветущими на окнах. Это меня поразило. Разделяя ходячие предрассудки, я не ожидал встретить в сибирской глуши такую аккуратность, хотя и был уже достаточно осведомлен о том, что в Европе бытует совершенно неправильное представление о Сибири. И благо, проехав 5000 верст, я мог теперь отдохнуть в спокойной обстановке Здесь я скоро имел удовольствие встретиться со своим хорошим другом г-ном статским советником д-ром Геблером, которого до сего времени хотя и не знал лично, но уже в течение ряда лет состоял с ним в переписке. Он еще прежде сообщал мне интересные сведения о достопримечательных явлениях природы в этой местности и обещал, что начальник окажет мне самое любезное содействие. Насколько это предсказание исполнилось, можно было видеть в течение моего путешествия.
Первым долгом мне нужно было получить сведения о тех местах, которые я собирался исследовать, и набросать детальный план. Необходимо было, чтобы оба мои спутника из которых первый должен был по собственному выбору обследовать Джунгарские степи, а второй - восточную часть Алтайских гор, как можно быстрее отправились в путь, чтобы вовремя добраться до тех пунктов, откуда им предстояло начать свои исследования. Г-н д-р Мейер занимался Киргизской степью, а г-н д-р Бунге - восточной частью гор. Первому надлежало спешить в Бухтарминск, второму - на берег Чарыша в недавно построенную д. Чечулиху, чтобы успеть, пока не поздно, переехать реку по льду, иначе переправа через быстрые горные речки могла отнять много времени. Так как нам приходилось начинать свое путешествие на санях, а продолжать его верхом и большей частью по бездорожью, нужно было не только запастись всем необходимым на все лето, но и позаботиться о том, чтобы инструменты и прочие вещи, были хорошо упакованы и в то же время легко доступны. Следовало заранее подумать о том, чтобы взять с собой все, требующееся для сборов и сохранения экспонатов естественнонаучных коллекций, и постараться упаковать так, чтобы по возможности не увеличивать числа вьючных лошадей. Я распорядился приготовить палатки, которые являлись необходимой принадлежностью нашего путешествия, и позаботиться о покупке большого количества разных вещей, предназначенных для обмена у калмыков и киргизов на продукты. Это были главным образом раковины ужовки-каури, или «змееголовки»(раковины головоногого моллюса ужовки каури водящегося в Тихом океане, употреблялись некоторыми восточными народностями в качестве мелкой разменной монеты и украшении, нанизанные на нитку как 6усы, они были излюбленным украшением алтайских женщин и девушек - прим перев), золотые и серебряные нити, пестрые пуговицы, иглы, наперстки, сера, свинец и другие мелкие предметы.
Запасясь в Барнауле всем, что с нашей точки зрения было необходимым и что советовали взять наши опытные друзья, оба мои спутника выехали 18 марта в Змеиногорск, чтобы получить там нужные им верховые и вьючные седла, кожаные сумы, в которых они должны были транспортировать свои багаж, и т д. Я пока остался в Барнауле потому что дорога на Риддерский рудник, откуда я намеревался выехать в западную часть гор, была еще непроезжей. В той высоколежащей местности весна наступала много позднее, и отсрочка моего отъезда не была нежелательной, так как благодаря ей ускорялось снаряжение моих спутников.
Время своего пребывания в Барнауле я использовал для того, чтобы точнее и всестороннее ознакомиться с его жизнью, однако рассказ об этом хочу отложить до своего возвращения в Барнаул.
Весна в этом году начиналась необычайно рано уже в середине марта было тепло Дни становились все более ясными, и ночами лишь слегка подмораживало Таяние снега шло быстро, и поэтому я надеялся в начале апреля отправиться на Риддерский рудник.

Похожие статьи:

РиддерВ Казахстане совершил аварийную посадку частный самолет

--Корневой раздел--НАТО пригласило Казахстан установить мир в Афганистане

--Корневой раздел--Казахстан готов помочь России электроэнергией в связи с аварией на ГЭС

--Корневой раздел--Назарбаев заявил о стабилизации экономики Казахстана

--Корневой раздел--Назарбаев создал Службу внешней разведки Казахстана

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2495 просмотров

 

все алкоголики бросают пить... некоторые при жизни