Анонимные алкоголики 728*90 - 2 

ГлавнаяФИЛИПП РИДДЕР И ЕГО ВРЕМЯ (М.Немцев)

ФИЛИПП РИДДЕР И ЕГО ВРЕМЯ (М.Немцев)

15 апреля 2009 -

 


…Более всего из (Горного инсти-
тута) вышло лиц, посвятивших
себя горному делу. Как ни жела-
тельно сделать… оценку деятель-
ности этих лиц, из которых мно-
гие оставили по себе самую луч-
шую память, но – это не дело
института, который невольно мо-
жет быть пристрастным к своим
бывшим питомцам…

А.Лоранский, «Исторический
очерк Горного института»,
С.-Петербург, 1873г, стр.165.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ГОРНОГО ДЕЛА ИСТОКИ


Усердье к услуге Отечеству
и пользе оного любовь.

Из Устава Горного института.
1773 год.

1.ЧУДЬ НЕВЕДОМАЯ

Большинство месторождений рудных полезных ископаемых на Рудном Алтае найдено по следам так называемых «чудских работ», проводимых древними металлургами по обе стороны Иртыша четыре тысячи лет назад. Знаменитый путешественник и ученый Петр Симон Паллас, в 1771 году побывавший в районе будущего Риддера и давший первое научное описание Колыванского и Змеиногорского медных месторождений, считал, что «чудь», жившая на просторах Сибири и Алтая, по неизвестным причинам откочевала на запад.
Академик Александр Гумбольдт, в первых числах августа 1829 года осмотревший подземные галереи Риддерского рудника, впоследствии в своей книге «Центральная Азия» (Париж, 1843г.) отождествлял загадочный народ «чудь» с теми самыми агриппеями или гриппами (или «грифами остроклювыми»), о которых писал древнегреческий историк Геродот, как о добытчиках золота. Гумбольдт, так же как и ряд других этнографов его времени – Герен, Нибур, Эйхвальдт – определил, что агриппеи – монгольское племя, предки калмыков, соседи скифов («Космос – опыт физического мироописания», с.121). «Но что далее агрипеев, - как пишет Геродот, - никто не может сказать ничего достоверного; стоят там высокие неприступные горы, которых никто не перехаживал… Впрочем, известно, что к востоку от агриппеев живут исседоны». Гумбольдт считал, что «высокие неприступные горы» Геродота – это Алтайские горы, а племена, обитавшие в юго-западной части Алтая или «в нынешней средней Киргизской степи, между Каркаралы и Семипалатинском», относятся к исседонам.
 
Установив ареалы расселения исседонов и агриппеев, замечательный исследователь попытался ответить и на вопрос нахождения мест добычи золота, которое в больших количествах поступало в греческие приморские владения, так как в местах обитания причерноморских греков добыча золота отсутствовала. Путешествовавший по Алтаю и посетивший Риддерский рудник 7 августа 1844 года профессор Г.Е.Щуровский в своих исследованиях на эту тему в «Известиях императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии « (т.ХХ111, вып.2 – с.69) пишет: «…в юго-западной части Алтая, как можно полагать, во времена Геродота обитали исседоны, а в северной части аримаспы и гриппы. Которые же из этих народов добывали золото и перепродавали скифам? Из описания Геродота видно, что золото находилось в руках аримаспов и гриппов. По мнению Гумбольдта золотые россыпи Алтайских, Салаирских и Южно-Уральских гор были главными источниками золота для скифов, понтийских эллинов, для греческих причерноморских колонистов, получавших его от исседонов, которые одни только могли находиться в прямых связях с аримаспами.
Согласно другой версии (Геродот) гриппы (агриппеи) периодически подвергались опустошительным набегам кочевников-аримаспов «одноглазых», после чего вожделенный металл попадал к исседонам и далее – в Скифию, в Средиземноморье.
Меж тем «чудь», этот загадочный народ, имеет некоторое любопытное сходство с древними ацтеками Мексики, которые тоже были искусными в работах по горному делу и, как и «чудь», по-видимому, не имели понятия о выплавке железа и для изготовления режущих инструментов пользовались медью и оловом – к такому выводу пришел еще один исследователь «чудской темы» – П.А.Чихачев, известный географ и геолог, автор первой сводной геологической карты Алтая, 23 сентября 1842 года с экспедицией прошедший через Риддерский рудник. Об этом же свидетельствует Г.Е.Щуровский: «На реке Шульбе, в недальнем расстоянии от впадения ее в Иртыш, нашлись пять старинных печей, с довольным количеством руды и шлаков, в которых даже простым глазом можно было отличить медь. Следы старинной медной плавки встречались и в других местах по Алтаю, нигде не замечено ни плавки чугуна, ни выделки железа». Тот же Щуровский приводит интересную догадку Г.Гельмерсена, «что название чуди происходит от русского слова «чужой» или «чуждый», вероятно, в значении иноземный, не наш». («Геологическое путешествие по Алтаю», с.15).
 
Блистательный Чокан Валиханов тоже был занят мыслями о следах чудских копей – к какому народу принадлежали подземные труженики? Можно ли их причислить в древним финнам? Чокан отмечал, что китайские летописи указывают на «тугю», тюрок, добывавших руды для Жужаньского дома.
Ряд современных исследователей, следуя Геродоту, связывают с аримаспами и гриппами археологические памятники Восточного Казахстана, считая, что они входят в ареал тасмолинской культуры, в основе которой лежит культура андроновских племен. Санкт-Петербургский археолог-исследователь С.Н.Черников видел центр добычи золота в эпоху раннего железа в восточной части Северного Казахстана и полагал, что племя аримаспов, непосредственно связанное с богатой золотом местностью, можно отождествлять с обитателями этой местности.
Некоторые ученые склонны считать, что происхождение летописной «чуди» (как и черемисов) восходит к племенам, создавшим ананьинскую археологическую культуру. Сегодня геологи утверждают, что называть древних алтайских рудокопов и рудознатцев «чудью» неправильно. Вернее – андроновцы-срубники, которые без малого тысячу лет занимали огромную территорию от Буга до Енисея – это была одна из крупнейших культур древности и по укоренившейся традиции стала более известна под названием «чудь». В то время как истинные чудичи (или чудаки) были древним финно-угорским племенем, добывавшим осадочное железо со дна Чудского озера… И тем не менее…
 
В середине Х1Х века трудно было найти лучшего знатока «чудских» древностей, чем главный начальник Алтайского горного округа А.Р.Гернгросс, который в 1832 году участвовал лично в ученых поездках известного путешественника-исследователя Е.П.Ковалевского по западной части «киргиз-кайсацкой степи». Неподалеку от Локтевского завода ими были исследованы остатки рудокопного сооружения чудских времен. Это был разнос, проложенный вдоль рудной жилы. Длина его достигала ста пятидесяти трех саженей. Здесь часто находили бронзовые орудия труда, принадлежавшие древним горнякам.
Примечателен факт, что летом 1855 года Ф.М.Достоевский и его друг, стряпчий казенных и уголовных дел барон А.Е.Врангель, состоявший в ученой переписке с А.Гумбольдтом, в порфировых горах близ Змеиногорска, в одной из старых шахт сделали самую знаменитую находку – скелет чудского добытчика руды, погибшего при обвале. При нем были орудия и кожаная сума, набитая обломками отборной руды.
Чаще всего чудские разработки были открытыми. В Шарском районе Казахстана сохранились следы сотен древних копей в виде глубоких траншей общей протяженностью до одного-пяти километров. Карьеры проходились так, что борта до сей поры не осыпались.
«Чудаки» в буквальном смысле смотрели сквозь землю, находя руду на глубине десятков метров. Вертикальные и наклонные их подземные горные выработки можно обнаружить около реки Курчум и вдоль Калбинского хребта вблизи месторождений олова. Известный исследователь недр Алтая, профессор В.П.Нехорошев отмечал, что чудичи были очень умелыми маркшейдерами – никогда не проходили выработок «вкрест простирания залежей», а всегда вели добычу точно «по простиранию рудного тела». Черников после многолетних наблюдений и раскопок доказал, что древние металлурги передавали из поколения в поколение секреты способов плавки найденных металлов, пользовались различными флюсами, очень строго соблюдали соотношения меди и олова при изготовлении сплавов для тех или иных орудий труда, украшений, оружия.
 
Горные выработки всегда поражали одного из самых опытных геологов Восточного Казахстана В.Ф.Кащеева более всего своей резветвленной сетью, способностью алтайских рудокопов из множества крохотных рудоносных жилок, выходящих на поверхность, безошибочно находить ту, которая приводила в настоящую подземную кладовую. При этом форма и размер чудских выработок были подчинены формам и размерам рудных тел. При наличии крутопадающих жил, выходивших на сравнительно ровную поверхность, как уже отмечалось, велись открытые работы. Причем, выбирались обогащенные участки, а пустой кварц и бедная руда шли в отвал, образуя рядом с выработкой кучи камня, зараставшие травой.
По мере углубления по жиле, в ее наиболее обогащенных участках, пробивались небольшие шурфы, в которых выбирали руду, не трогая породу. В результате образовывались неправильные очень узкие ходы. Глубина работ доходила до уровня грунтовых вод и достигала 20-40 м. В случае пологопадающей жилы, выходившей на склон горы, «чудаки» шли вглубь штольней, повторяя форму рудного тела, с расширением в местах раздува до 2-3 метров и сужением на выклинивание жилы. Отмечены штольни протяженностью до 70 метров. При вертикальных жилах рудокопы отрабатывали ее снизу, заваливая отработанной породой низ выработки, по мере продвижения вверх по жиле.
Почти на всех обнаруженных раскопах были следы огневой проходки: закопченные стены ходков, кусочки угля. Пожег производился либо на поверхности жилы, либо в глубине ее. Перед забоем разводили костер и, когда порода раскалялась, поливали водой, отчего она трескалась, крошилась, становилась более рыхлой. Выбрав раскрошенную руду, операция повторялась. Воду использовали грунтовую, либо приносили в кожанных мешках. Автор одного из крупнейших произведений русской научной мысли ХУШ века «Дневные записки путешествия…» академик И.И.Лепехин писал: «Жившая некогда чудь самую лучшую руду отбирала. Она никогда порядочно руды не добывала, но, лазая под землей, наподобие кротов, отковыривала лучшую руду кабаньими клыками».
Предотвращая завалы, древние рудокопы оставляли «охранные» целики в виде перегородки с лазом в ней. Деревянных креплений не найдено, но временами при проходке горизонтальной штольни применялась своеобразная кровля, сходившаяся под острым углом.
 
Заботясь о свете и воздухе, чудичи на разных уровнях устраивали два прохода для вентиляции и выхода дыма костра. С целью освещения места работы оборудовали отверстия-«окна» в кровле. Использовался и свет смоляных ветвей и светильников с жиром.
Таким образом, полив водой раскаленный костром забой и выждав, когда уйдет пар и дым и порода остынет, чудичи приступали к откалыванию руды каменными кайлами и деревянными клиньями, выскребали остатки кабаньими клыками. Большие куски дробили. После поднятия отсортированной руды на поверхность, ее вторично обогащали дроблением тут же у выработок, о чем говорят характеры отвалов (в первую очередь риддерских), насыпи мелких кусочков пустой породы. Именно по ним впоследствии, в течение нескольких веков, выявлялись крупные залежи полезных ископаемых. Во многих местах старые «чудские» разработки легли в основу развития горной промышленности Алтая.

 

 Предыдущая часть   Следующая часть

 Источник:  http://ridderforever.narod.ru

 

Страницы: 1 2 3 > >>
Рейтинг: 0 Голосов: 0 108065 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

все алкоголики бросают пить... некоторые при жизни